Эксперт: Власть хочет создать земельного монстра-монополиста

Земля в процессе рыночного оборота должна переходить к наиболее эффективному собственнику, считает эксперт по земельным вопросам
Верховная Рада Украины 8 декабря обнародовала законопроект N9001-д “О рынке земли”, который был подан вместо отклоненного ранее проекта N9001. Среди ключевых норм документа – покупать землю сельхозназначения смогут только граждане Украины, ограничение покупателя сотней гектаров, создание госоператора по контролю сделок купли-продажи и аренды земли, а также создание Государственного земельного банка.
Накануне председатель парламентского комитета по вопросам аграрной политики и земельных отношений, народный депутат от фракции Партии регионов Григорий Калетник заявил, что закон о рынке земли Рада примет до конца этой сессии. И что нецелесообразно продлевать мораторий на продажу сельскохозяйственных земель, поскольку нет механизма реализации таких земель.
Вчера парламент планировал рассмотреть в первом чтении проект N9001-д, однако из-за того, что оппозиция парализовала работу Рады, приступить к земельным вопросам депутатам из провластного большинства так и не удалось.
Снова-таки вчера под зданием Рады прошла акция протеста аграриев против принятия закона о рынке земли. Селяне уверены, что закон ущемляет права и возможности не только фермеров, но и рядовых граждан. Протестующие держали плакаты с надписями: “Земля – собственность народа”, “Буржуи! Руки прочь от земли”, “Остановим аферы с землей”, “Не делайте из нас крепостных”.
О главной задаче земельной реформы и рынка сельхозземли, и о том, с чем столкнется Украина после принятия земельного закона, корреспонденту ЛІГАБізнесІнформ рассказал доцент Института земельных ресурсов и правоведения, кандидат экономических наук Андрей Мартын.
– Какая, на ваш взгляд, основная причина того, что земельная реформа в Украине буксует?
– Основная причина – заполитизированность вопроса. На сегодня очевидно, что рыночные отношения в стране без рынка земли невозможны. Главная задача рынка – земля в процессе рыночного оборота должна постепенно переходить к наиболее эффективному собственнику. К сожалению, сейчас в Украине жестко зафиксирована очень неэффективная структура собственности на землю. Большинство из тех, кто получил в собственность землю, на ней не работают, и эффективными собственниками таких владельцев назвать сложно.
Сегодня для Украины одна из важнейших задач – создание эффективного собственника, который будет сам вести хозяйство, производить сельскохозяйственную продукцию, платить налоги, создавать рабочие места и возрождать сельские территории.
– Как вы оцениваете доработанный к первому чтению законопроект?
– Я положительно оцениваю нормы, ограничивающие круг покупателей сельхозземель только гражданами Украины. Но кроме того, считаю принципиально важным введение дополнительных квалификационных требований к покупателям. Разрешить покупать землю нужно не просто гражданам Украины, а тем, кто самостоятельно занимается товарным сельскохозяйственным производством, имеют соответствующее образование и опыт работы.Чтобы не получилось так, что просто состоятельные люди скупят много земли, и в результате граждане в сельской местности станут наемными работниками. Появится класс богатых рантье.
– Норму об ограничении покупателя сотней гектаров земли можно будет обойти?
– Любую норму можно обойти. Например, на семью из четырех человек можно купить 400 га. Если смотреть на европейский опыт, то там ограничения еще более жесткие, а размер ферм преимущественно составляют несколько десятков гектаров. Но такие ограничения действительно необходимы, потому что земля – ресурс, который можно очень легко монополизировать. Тот, кто скупил много земли, автоматически становится своеобразным лендлордом. Монополизация производства, как правило, всегда перетекает в монополизацию перерабатывающей промышленности, поэтому все возможные ограничивающие факторы нужно применять.
– Это касается и аренды?
– Доработанным законопроектом предлагается ввести ограничения по площади земель, которые будут находиться в аренде. Так, арендатор сможет иметь не более 6 тыс. га в одном районе и не более 5% – на территории области. И в этом есть смысл. Но опять-таки, эти ограничения наш бизнес попробует обойти. Чтобы не нарушать закон, агрохолдинги будут дробиться на несколько мелких компаний, зарегистрированных в офшорах. Кстати, ведь сегодня и так львиная доля большого агробизнеса в нашей стране работает через Республику Кипр. В итоге это ограничение будет в значительной степени формальным.
– В законопроекте также есть норма, что для частных лиц цена земли не устанавливается, это будет предметом договоренностей собственника земельного участка и его покупателя…
– Если мы говорим о рынке земель, то, как говорил один из героев “Двенадцати стульев”, согласие есть продукт при полном непротивлении сторон. Любые попытки регулировать цены обречены на неудачу. Например, я готов продать вам земельный участок за 10 тыс. грн., вы его готовы за такую сумму купить, но государство сказало, что можно продать только за 50 тыс. В договоре мы с вами напишем 50 тыс., но рассчитаюсь я с вами той суммой, о которой мы договорились. Иначе говоря, в договорах будет написано то, что хочет видеть государство, но реальную цену сделки все равно будет диктовать рынок. Поэтому любые попытки регулировать цены приведут только к тенизации рынка.
– Если законопроект о продлении моратория не примут до конца года, чем это чревато?
– А мораторий и не нужно продлевать. У нас в Земельном кодексе записано – мораторий снимается, если приняты законы о рынке земель и государственном земельном кадастре, и они вступили в силу с 1 января 2012 года. В этом случае нужно все три условия выполнить. Кадастр приняли, 1 января наступит, но третьего условия, закона о рынке земель, нет. Поэтому и рынок земель сельхозназначения пока работать не сможет.
– Какие нормы законопроекта у вас вызывают опасения?
– В законопроект добавили Государственный земельный банк и госоператора на рынке земель. Этим организациям пока не прописали четкие функции. Сейчас просматривается, что Государственный земельный банк должен стать главным игроком на рынке земель и фактическим хозяином земель сельхозназначения, пребывающих в госсобственности. Пока трудно представить, как создание такого монстра-монополиста, управляющего всей государственной землей, воспримут местное самоуправление и агробизнес.
– Очевидно, этот законопроект невыгоден агрохолдингам?
– Агрохолдингам выгодны сегодняшние земельные отношения. Они прекрасно научились работать в условиях аренды. Главная проблема для агрохолдингов в том, что когда заработает рынок, то земля наконец получит реальную стоимость. Будет усиливаться конкуренция за доступ к земельным ресурсам. Сейчас агробизнес имеет очень дешевый доступ к земле. Более низкой арендной платы, чем в Украине, в Европе почти нигде нет. Постепенно в условиях рынка произойдет переоценка сельскохозяйственных земель, и, конечно, агробизнесу придется платить за доступ к земельному ресурсу больше.
Юрий ТАРАСОВСКИЙ
ЛIГАБiзнесIнформ
Информационное агентство
www.liga.net